Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300

стрелкаНовые рассказы 58855

стрелкаА в попку лучше 8592

стрелкаБисексуалы 2530

стрелкаВ первый раз 3447

стрелкаВаши рассказы 3216

стрелкаВосемнадцать лет 1545

стрелкаГетеросексуалы 6922

стрелкаГомосексуалы 2642

стрелкаГруппа 10092

стрелкаДрама 1360

стрелкаЖена-шлюшка 808

стрелкаЗапредельное 920

стрелкаИзмена 8044

стрелкаИнцест 7313

стрелкаКлассика 67

стрелкаКуннилингус 1445

стрелкаЛесбиянки 4013

стрелкаМастурбация 1045

стрелкаМинет 9984

стрелкаНаблюдатели 5782

стрелкаНе порно 1279

стрелкаОстальное 750

стрелкаПеревод 1602

стрелкаПереодевание 809

стрелкаПикап истории 370

стрелкаПо принуждению 8765

стрелкаПодчинение 4948

стрелкаПожилые 845

стрелкаПоэзия 1090

стрелкаПушистики 104

стрелкаРассказы с фото 663

стрелкаРомантика 4213

стрелкаСвингеры 1947

стрелкаСекс туризм 309

стрелкаСексwife & Cuckold 1353

стрелкаСлужебный роман 1921

стрелкаСлучай 8159

стрелкаСтранности 2402

стрелкаСтуденты 2819

стрелкаТранссексуалы 1544

стрелкаФантазии 2544

стрелкаФантастика 1560

стрелкаФемдом 584

стрелкаФетиш 2664

стрелкаФотопост 604

стрелкаЭкзекуция 2618

стрелкаЭксклюзив 175

стрелкаЭротика 1057

стрелкаЭротическая сказка 2194

стрелкаЮмористические 1209

Семейное счастье. Часть 3

Автор: miyagi

Дата: 2 апреля 2021

  • Шрифт:

Картинка к рассказу

Разъяснение как Ульянка дошла до такой жизни, стоит отдельного рассказа. И ведь не сама она по младости лет на такое решилась, надоумили. Да не абы кто — отец Акакий из деревенской церкви. Большое сомнение есть, что был он тогда в трезвом уме, потому как сан не позволяет такие речи вести и во грех честных людей толкать.

Пошла Ульянка на исповедь в аккурат на следующий день как Прохор ее попортил. Сразу не вышло, не отпустили неотложные дела. Провизию привезли, посчитать и определить в холодную надо? Надо. Постелю барыне перетряхнуть, прибрать в комнате надо? Надо. Посмотреть, как кузнеца пороть будут тоже надо. Как тут отлучиться?   

Прохор-кузнец человек простой, разговорами интригу плести не любит. Подарок какой, к примеру, ленту красную в волоса или гребешок деревянный тоже не всегда голова смикитит пожаловать. Смотрел кузнец, как девка зреет, соками наливается, смотрел-смотрел, да не совладал с искушением. Завалил ее сердечную прям в курятнике.

Ульянка девушка боголюбивая, боязненная вот и побежала каяться, не надеясь по глупости на отпущение такого великого греха. На заутрене постеснялась исповедаться, явилась в церковь среди дня, чтоб ни одной души рядом. Святой отец об это время обедать снаряжается, наливочку самолично освященную употребляет, к вечерне готовится. Увидал он молодую прихожанку в душевном расстройстве, графинчик заветный под аналой спрятал, и ручки на пузе сложил. Благообразие изображает, но укор в голосе слышно:

— Какая докука тебя привела, дите невинное? Исповедаться к вечерне приходи.

Она в ноги ему бухнулась, слезами рясу поливает, сопли вытирает. Отец Акакий и растаял, подобрел и о наливочке на время позабыл, предчувствуя, что рассказ будет препикантный. Вот успокоилась Ульянка и взялась за подробное изложение, как ее во грех ввергли неодолимые обстоятельства и проклятый кузнец.

— Стою в курятнике, курам задаю, а тут он.

Замолчала Ульянка, про половые-то непотребства рассказывать стыдно. А святой отец торопит: 

— Кайся, кайся, дочь моя.

— Повалил меня и шепчет что-то, рычит. И посейчас боязно.

Святой отец пуще торопит, дрожит от нетерпения:

— Кайся, кайся. Будет тебе прощение, только расскажи, чем дело кончилось. И смотри, чтоб без утайки.

— Что-то в ноги мне совал. Длинное, твердое, горячее. Целовать начал и как саданет мне промеж ног, будто саблю воткнул. Кровь ручьем-то и полилась.

Ульянка от слез поперхнулась, кашляет, Акакий по спине ее похлопал и опять за свое:

— Кайся, кайся, дочь моя.

Она от волнения к началу вернулась и повторяет:

— На солому меня повалил, целовал. Подол заворотил и ноги, ноги-то раздви-и-и-нул!

— Ах, какой, смотри-ка!

Тут Ульянка не разобралась, осуждает отец Акакий кузнеца или горячо приветствует его злодеяния. Для ясности опять повторила, без прежней решительности:

— Ноги-то раздвинул, батюшка. Лег на меня, что-то промеж ног совал, я от страха чуть из разума не вышла.

— Неразумное ты дитя, — посетовал Акакий, — ты ж об этом только что рассказала. Дальше кайся! Дальше!

— Целовал, водил там туда-сюда раз сто. Хотела сбежать, да как убежишь нанизанная да придавленная? Потом полилось из него. Лежали.

— Ну, а потом?

— Потом нас барыня нашла. Донесли ей, а кто не ведаю.

Отец Акакий вздохнул обреченно, прилежно осенил себя крестом.

— Принесла ее нелегкая не вовремя! И что она?

— Ругалась по матушке и всяко. А кузнеца после высекли.

Акакий мазнул рукой над глупой девицей, изобразив крест. Уж и не девицей, бабой. И разразился назиданием:

— Прощается тебе, нет в том греха. Если просят, дай. От тебя не убудет. В другой раз кузнец или еще кто совершит такое дело, ко мне приходи, все отпущу. Да смотри, к исповеди готовься с тщением, во всех подробностях следует обсказывать, ничего не упускать. А то: целовал, водил, полилось. Куда целовал, как водил? Непонятно, за что прощения просишь.

Видали какой? Подробностей ему перченых подавай с чесночком. Ни за что глупую девицу, то есть бабу с пути истинного сбивает.

Под конец, чтобы строгость проявить и урок преподать, как же без этого, батюшка сдвинул брови. 

— Епитимью налагаю, сорок поклонов на паперти. Ступай.

И руку для лобызания протянул.

Ульянка отбила поклоны и ушла успокоенная, но в смятении. Получается, дай всем и каждому кто ни попроси? А как же девичья честь? Благоразумение и гордость? О гордости она слышала ранее, что это чувство недостойное и тут запуталась окончательно. Поразмыслив, решила, что нет в том наказе ничего страшного. Не попросят, не дам, ну а если уж дойдет до дела, придется соответствовать.

Если б узнали дворовые мужики о том разговоре, от Ульянки бы мокрого места не оставили, стерли бы ее горемычную в труху и щепки. Народец-то у нас хоть и простой, а выгоды своей не упустит. Но обошлось. Просить не просили, хотя и щипали за мягкое, но это за просьбу по трезвому разумению не сочтешь.

Прожила Ульянка в страхе и глупости целый год, после поумнела — рассказали ей добрые бабы как оно на самом деле должно быть. Когда появился студент, она уступила ему уже совсем из других соображений. Сначала испугалась порки, потом обрадовалась пятачкам, а потом настигла ее стрела амура. Студент тот, правда плутом записным оказался, бросил ее без сожаления, увлекшись городской барышней передовых взглядов и свободных нравов. Но эта смена диспозиции ему впрок не пошла, подхватил он от той барышни гусарский насморк, и на том его карьера соблазнителя окончилась.

А Ульянка понесла и ребеночком здоровеньким разрешилась. Счастье ей настало и без студента. Барыня ее замуж выдала за лесника, а себе в услужение из деревни новую девку выписала, молодую, работящую.

Вот вам семейное счастье через глупость и невежество добытое. Разные дороги к нему, сколько людей столько и дорог.


6435   10 5781  58  Рейтинг +10 [12] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ: 120

Комментарии 2
Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора miyagi

Рады вас видеть на BestWeapon — мир проникнутых эротикой рассказов и порно историй. На нашем сайте вас ждут самые раскованные истории. Перед вами сборник отличных доступных проникнутых эротикой историй со всего интернета. За период длительного существования ресурса была накоплена неповторимая коллекция авторских повествований, которая абсолютно доступна вам. Вдобавок вашему вниманию рекомендуются всевозможные статьи и повести из мира эротики и секса и форум для оценивания самых извращенных тем. Наши раскрепощенные истории разделены по категориям, а простая система поиска быстро поможет вам найти требуемое. Если же вы сочинитель, то у вас есть возможность разместить сочинение, посоревноваться в рейтинге авторов, и ваши мечты приобретут популярность и похвалу у множества тысяч наших юзеров. Удачного просмотра!